Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
23:55 

Мини рассказ про Пса и Сью))

Суорун Эде
Дорога возникает под ногами идущего (с).
Солнце садилось в туман, окрашивая его в рыжий цвет. Косые лучи пробивались сквозь мутную пелену, подсвечивая каждую травинку и каждый листок до которых могли дотянуться. Ручей, казалось, нес золотисто-серый кисель вместо ледяных вод. Теплый ветерок шуршал в ветвях кустарников, кружил над головой стайки пушинок. Птицы не умолкали, пели в быстро наступающих сумерках. У корней, в самых темных ложбинках плясали светлячки, отбрасывая тусклый сине-зеленый свет на замшелую землю.
Противоположно заходящему солнцу из густого тумана поднималась полная луна, пока только краешек, но скоро она взойдет и зальет долину серебристым сиянием, и мой дом будет казаться бледным пятном среди темных лесов и гор. Но день еще не уступил место ночи, все сильнее разгораясь в дымке алым диском солнца.
Сидя на крыльце, я любовалась буйным закатом. Тут в Тайнике, в небольшом куске подпространства, всегда так: яркий день, быстрый вечер и длинная ночь. Луна и солнце не водили друг за другом хоровод, они напоминали качели, встающие из того места, куда закатились, даже зимой ничего не менялось, просто падал снег, и туман, окружающий подпространство, искрился от холода.
- Хор-рошее место для отдыха.
Сзади раздался низкий рычащий голос и мелодичный звон стекла.
Я обернулась к Мауру. Сейчас демонический Пес был похож на человеческого мужчину лет сорока-сорока пяти. Высокий, подтянутый, с огненно-рыжими волосами, одетый только в льняную рубаху и просторные штаны – походный плащ и сапоги он оставил на скамейке. В руках Маур нес два бокала и бутылку вина и улыбался во все зубы. Глаза на красивом лице озорно сияли двумя изжелта-зелеными изумрудами.
Усмехнулась - от человека и не отличишь. Плотная оболочка начисто скрывала настоящий облик Пса, невидно ни темных рогов, ни гривы, ни хвоста. Неплохая маскировка. Правда, пальцы на босых ногах Маура оканчивались крепкими черными когтями.
- У тебя когти торчат, - буркнула я и потянулась, разминая затекшую спину. – И еще тебя пришлось долго ждать.
- Я устал, - пожав плечами, Пес сел рядом. – Навер-рное, я слишком стар-рый для путешествий в др-ругие мир-ры.
Поставив бокалы рядом на ступеньку, он открыл вино и неторопливо разлил в хрустальные фужеры багровый напиток. Запахло неизвестными цветами и медом. Также неторопливо, Маур отставил бутылку и протянул один бокал мне.
- Это Кр-ровопийца из Аур-рки, очень хор-рошее вино. На Адар-ре пользуется популяр-рностью. Но, на мой взгляд, немного тер-рпковато.
Пес отпил вино и расслабленно вытянул ноги, пошевелив пальцами. Когти тихонько отбили дробь об ступеньку, оставляя крохотные дырочки в податливом дереве.
- Где ты пропадал в последнее время? - Спросила я, садясь удобнее вполоборота. – Мы столько не виделись...
- Почти тридцать лет, - Пес подмигнул мне и начал. – Помнишь, где мы р-расстались?
- Ага. У Излучины.
- После я напр-равился в Центр-р, нужно было встр-ретиться с бакалейщиком из Седьмого Подур-ровня.
- С Ссианом? С красными крыльями?
- Да, с тем самым из р-расы каек. Он собр-рал собственный телепор-рт на основе кр-ристаллов жизни и пообещал мне откр-рыть Пути чер-рез ледяную пустошь. Не повер-ришь! Даже такие Пути все-таки не выдер-ржали перегр-рузки, р-рванули и меня выкинуло в закр-рытый мир-р…
Пес громко хохотнул. Сиплый смех перебил пение птиц и гулко разнесся над долиной. Тут же Маур замолчал, вспомнив что-то неприятное, а спустя минуту возобновил рассказ.
Беседа потекла неспешно. Маур рассказывал о своих приключениях в необычном мире, где вода текла вверх, а небо даже днем блестело от звезд, и о странном человеке с белыми глазами и птичьими лапами, с которым пришлось сотрудничать, выполняя договор с местным правителем, и о новых контрактах на души.
- Неплохой мир-р, кр-расивый, молодой, - мечтательно причмокнул демон, подливая бордовый напиток в опустевшие бокалы.
Пес говорил, а я внимательно слушала, запоминая каждое слово, зная, что из его истории со временем напишется хорошая книга.
Когда вино закончилось, уже наступила ночь. Полная луна освещала долину, серебря кружево листвы и резко очерчивая вершины заснеженных гор. От реки тянуло холодком и чтобы не мерзнуть, мы прижались друг к другу, делясь теплом, и поглядывая на усыпанное звездами небо.
На душе царил покой, впервые за столько времени я ни о чем не волновалась и никуда не спешила, просто сидела, наслаждаясь тембром рычащего голоса. По-звериному потершись щекой о плечо Пса, я поднырнула ему под руку. Демон улыбнулся, тускло сверкнув клыками, прижал к себе сильнее и, чмокнув меня в макушку, продолжил рассказывать о путешествии обратно в Центр.
За разговорами пролетела долгая ночь. Мы и не заметили, как туман на горизонте посветлел, и робкий рассвет тронул верхушки елей. Наступало самое печальное время, время прощаться.
- У нас слишком мало вр-ремени побыть вдвоем, - прорычал Маур, неохотно выпуская меня из объятий.
Он поднялся и, ероша руками рыжие волосы, направился к скамейке, тяжело сел и начал натягивать сапоги. Пока он одевался, я подошла ближе, наблюдая за другом. Прошла всего ночь, а он изменился. Нет, не от бессонных часов и усталости, он будто просто состарился на десяток лет. Морщинки на высоком лбу стали глубже, на висках появились серебристые пряди, старый шрам на бледной коже выделялся уродливой темной бороздой, а под глазами пролегли черные круги. Демон в душе Маура так и не стал с ним одним целым, забирая слишком много для простого перехода.
- Маур?
Я села на корточки рядом с демоном, убирая с его лба непослушную прядь. Пес вздрогнул, будто понял, о чем я хотела спросить, и резко встал, подхватывая плащ.
- Что ты собир-раешься делать дальше? – Перевел он тему.
Я поднялась на ноги и вздохнула. Давным-давно из-за Саринха Маур потерял внутреннего дракона, навсегда утратив связь со своим миром, семьей, возлюбленной и возможно с детьми. Он никогда не говорил об этом. Столько времени прошло. Пес все еще не простил брата, старался не вспоминать прошлое, даже если от этого зависела его жизнь. А жизнь Пса уходила слишком быстро. Живые души откладывали неизбежное, но рано или поздно и они больше не помогут.
Что я могу делать в такой ситуации? Искать Саринха! По его следу я прошла вдоль и поперек весь Центр, побывала в десятках миров, умудрилась впутаться в такие истории, о которых не хотелось вспоминать и только ради одной цели.
- Пойду дальше, нужно найти твоего брата.
Маур нахмурился, сверкнул глазами и выдохнул, а затем крепко обнял и по-братски чмокнул в лоб.
- До встр-речи, Птица, - он печально улыбнулся и потрепал меня по голове, взлохматив перышки.
- До встречи, - эхом отозвалась я.
Застегивая на ходу кожаный плащ, Пес бодро пошел по дорожке, тая на глазах. Еще миг и демон просто исчез, будто его и не было никогда. Только два пустых бокала остались стоять на ступеньке.
С его уходом Тайник опустел. Сердце защемило, на глаза навернулись слезы. Закусив губу, я пошла собираться.
В спальне я сложила в заплечную сумку пару комплектов белья, свернутый плащ и небольшой кошель с золотом и кристаллами душ. Потом неторопливо переоделась в походные штаны и ботинки, накинула кожаную куртку. Закинув сумку за спину, я взяла в руки звуковой посох и вышла в коридор.
Комнату за комнатой я обходила двухэтажный дом, закрывая каждую на ключ. Где-то останавливалась поправить ту или иную безделушку или задернуть плотные шторы. Я прощалась с домом, проводила рукой по полированным косякам и низким тумбам, по резным рамам многочисленных картин и по блестящим бокам пузатых ваз. Это нерушимый ритуал. Казалось, если пропустить хоть одну мелочь, не поправить покрывало на диване или не коснутся витого канделябра у лестницы, то больше никогда не смогу вернутся сюда, в Тайник.
Странная смесь чувств из грусти прощанья и волнением будущих приключений переполняли меня. Судорожно вздохнув, я остановилась перед последней комнатой, библиотекой, большой, холодной и пахнущей бумагой, пылью и чернилами. Тут собрались сотни томов из разных миров на разных языках. Имелись книги на драконьем языке в каменных обложках и книги потерянных цивилизаций, и древние пророчества и даже печати Богов, скрижали, свитки. Всего не перечесть. Зато среди пыльных полок выделялся один стеллаж.
У центрального окна, в мягком сумраке на деревянной полке стояли самые ценные книги. Мои. Двадцать томов, обтянутых кроваво-черной кожей с золотым теснением. Двадцать историй, пережитых мною, моими близкими и друзьями в совершенно разных мирах. Сколько там боли, любви, слез, потерь, надежд, смертей и сотни запутанных жизней. И сколько еще будет.
Проведя по дорогим корешкам пальцем, я развернулась.
Пора уходить.
Закрыв замок входной двери на два оборота, я сунула ключ в карман и спустившись по лесенке, обернулась.
Двухэтажный беленый особняк смотрел на меня печальными провалами окон. Зеленые кусты словно поддерживали стены, обвивая плющом неровне углы. По стенам тянулась поблекшая от времени роспись, черепичная выцветшая крыша, поросла мхом. На крыше у трубы пророс побег ивы, он кренился на ветру – дом будто бы махал им, как рукой, на прощанье.
Когда еще смогу сюда вернуться, в мой укромный уголок? Наверное, нескоро. Пройдут столетия, прежде чем я снова увижу свои книги и погружусь в долгие вечерние беседы с Мауром. Дом будет ждать моего прихода, такой же уютный и дорогой сердцу. Возможно, пока меня не будет, сюда придут мои родные, чтобы отдохнуть с дальней дороги и дом примет их так же радушно, закрывая от внешнего суетного мира нерушимыми стенами.
Прижав руку к груди, я поклонилась Тайнику на прощание и зашагала прочь.
Солнце припекало, ветер нес сладкий запах цветов, шумели деревья, а дорога легко ложилась под ноги. Где-то впереди, у самой реки, уже открылся портал на Перекресток Миров, откуда начнутся новые приключения и новые истории лягут на пожелтевший пергамент. И где-то там я найду Саринха!

@музыка: Тэм - Нильфгаардец

@настроение: волнительно

@темы: Пес, братья, иэненку, оборони

URL
   

Дом Ветров

главная