04:52 

так лучше будет + прода

Суорун Эде
Дорога возникает под ногами идущего (с).
В каверне стоял шум. Десятки разнообразных существ со всех уголков Мироздания голосили на всеобщем языке, подвывали под музыку барды, радужными кляксами, пятная помещение и посетителей, переливались на стенах кристаллы-светочи. Среди столиков, с подносами полными еды и выпивки, мельтешили низкорослые оркархи, похожие на ожившие растения. От их лепестков исходил чудесный аромат, перебивающий привычный дух подобных заведений, адскую смесь из перегара, закуски с примесью табака, мускуса, шерсти и пота.
На маленькой сцене противоположно барной стойке танцевали озёрные эльфы, разодетые в сияющие шелка, но сегодня на длинноухих красавиц мало кто обращал внимания. Большинство народа, перекрикивая друг друга и споря о достоинствах местных чемпионов, толпилось у дальней стены возле исписанной мелом доски, делая ставки на полуночный бой. Иногда пьяные склоки переходили в драку и тогда орки-вышибалы легко улаживали конфликт, выпинывая разбушевавшихся господ на улицу…
С наступлением сумерек в каверну начали подтягиваться разномастные ночные существа, кто по одному, кто группой, а кто и целым семейством. Очень многим хотелось увидеть финал.
Вместе с парой вурдалаков в зал вошел человек. Он не прятался, ни скрывался, никто не кидал на него косых взглядов. Мало ли тут таких ходят. Немолодой жилистый мужчина с обласканной солнцем кожей и обычным, почти не запоминающимся лицом. Несколько застарелых шрамов белело на щеке. Короткие выгоревшие волосы сбриты у висков, серьги в ушах. Поношенная серо-зеленая куртка поверх рубахи расстёгнута, болотного цвета штаны заправлены в сапоги с медными пряжками на голенищах. Человек, как человек, только синие глаза выдавали охотника с головой. Цепкий взгляд следил за посетителями, выискивал в складках одежды оружие, оценивал ситуацию. Руки мужчина держал в карманах и протез, заменяющий правую кисть, то и дело сжимался в кулак, готовый в любую секунду разбить чью-нибудь морду.
В душе он всегда жаждал крови.
Внимательно оглядев помещение, мужчина приметил за одним из дальних столиков две знакомые личности. Первой была девчонка по имени Сивер, похожая на охотника, как родная сестра, высокая, жилистая, загорелая. Правда, в кудрях проглядывали черные пёрышки, а на личике фонариками светились серебристо-золотые глаза. Оборотень она и есть оборотень. Сидящего рядом с ней товарища звали Дохаром. Воин из расы аррау выделялся двухметровым ростом, серой шкурой и тремя малиновыми глазами. Светлые волосы привычно торчали в разные стороны. Он что-то рассказывал, поглаживая «козлиную» бородку и без конца метя шипастым хвостом по полу.
Они пришли! Не забыли!
Мужчина прямиком направился к своим.
- Салют!
- Хаш! Хашик! – Сивер вскочила с места, чуть не опрокинув стул, и подлетев, повисла у него на шее. – Наконец-то, заждались уже! Ты чего так долго-то?
- Детка соскучилась по папочке? – хрипло хохотнул охотник и, чмокнув девчонку в щеку, крепче прижал к себе. Сквозь рубашку чувствовался жар, идущий от тонкого тела. Отпускать совершенно не хотелось. - Здоров Дохар!
Аррау подошёл к Хашу и сгреб в охапку обоих, скалясь во все клыки, приподнял над полом и закружил, едва не перевернув свой и чужой столы и попутно отдавив кому-то из соседей выставленную не туда конечность. Шипя больше от унижения, чем от боли, вскочила с места химера, готовая выцарапать обидевшей ее громиле все глазки. Увидев фирменный взгляд Дохара из разряда «тебя что-то не устраивает?», она икнула и села на место, бурча под нос невнятное под дружный хохот наблюдавших. Смех поддержала Сивер, а Хаш забрыкался, требуя отпустить.
- Давно не виделись, пр-риятель, – прорычал Дохар, ставя друзей на пол. – Садись, мы все заказали. Пиво, кр-рокков, кр-риветки, нар-резку.
- Ну, ты, чёрт хвостатый… как всегда, - пропыхтел Хаш, приглаживая шевелюру и поправляя одежду. Обижаться на выходки воина не имело смысла. У серого хронически хромало чувство такта, и делал он все от души, с размахом, особенно то, что касалось их неизменного трио.
Подсев к столу, Хаш первым делом на половину осушил кружку пива, шумно выдохнул. Придирчиво оглядел тарелку с вареными в специях крокками и, выбрав одного с ладошку, откусил. Захрустели на зубах хвостовые хрящи, приятная острота обожгла рот. Облизнувшись, охотник запил и довольно откинулся на спинку стула, держа кружку в руках и разглядывая друзей, насмехающихся над кем-то из гостей.
Те совсем не изменились, будто и не случилось этих лет разлуки. Все такие же оболтусы, шумные, с нарочно ленивыми движениями и навсегда въевшимся вызовом во взглядах. Они готовы были наклонить весь мир и отыметь его по очереди! А потом в две глотки расхлебывать последствия. Если быть точнее, в три, потому как он никогда не бросит их в беде.
Хаш непроизвольно растянул губы, блеснув на свету новенькой серебристой коронкой.
Блядь! Как же он рад их снова видеть!
- Как дела дома? Все живы, здоровы? – прихлебывая холодный напиток, спросил Хаш.
- Угу, - пробубнила с набитым ртом Сивер, попутно очищая от панциря креветку. – Живы и здоровы. Сестра ступила на дорогу Поиска, будет искать своего духовного зверя. Брат занял место отца на собрании кланов. Кстати, родные передавали тебе здоровья и приглашали в гости. И еще подарки. Только я их в номере оставила. Да. Знаю, папа не очень тебя жаловал в прошлом, называл испорченным... Сейчас он так уже не думает.
- Вот как?! Малёхо неожиданно, но спасибо. - Искренне удивился Хаш, ставя пустую кружку на стол и беря полную. – Ты все же рассказала?
- Угу.
Хаш помрачнел. Он сам не любил вспоминать болезненное прошлое. А что стоило девчонке рассказывать о случившемся родным? Он физически ощутил ярость и ненависть старого Кота, когда тот слушал дочку. Ладони сжались в кулаки.
Поскрипев зубами, Хаш решил сказать короткий тост, прогоняя воспоминания:
- За старого Кота!
- За Кота! – Отозвались друзья, поднимая кружки за отца девчонки-оборотня.
- Тепер-рь моя очер-редь! – довольно прищурился Дохар, моргнув одновременно всеми тремя глазами и стегнув хвостом по ножке стула. Похоже, его переполняли эмоции. Гордо надувшись, аррау прогудел. – Угадайте, у кого появилась невеста?
За столом воцарилось молчание. Удивленные взгляды устремились к воину. Потребовались минуты осмыслить самую, наверное, невероятную новость за время их дружбы.
- Да ну! Дохар, ты удивляешь старину Хаша! – первым пришел в себя человек. Поднявшись, он хлопнул друга по спине и хохотнул. – Зря время не терял, да? А кто теперь будет окучивать местных сучек? Они же все разорятся, а затем поубиваются, узнав эту новость. Да мы тут без шлюх останемся!
- Поздравляю! – Сивер обняла здоровяка, целуя в потемневшие от смущения щеки. – Как ее зовут? Какая она? Как вы познакомились? Когда свадьба? Мы ее знаем?
- Еще как знаете. Альнарой зовут, – пропустив монолог охотника мимо ушей, осклабился Дохар.
- Целительница Альнара Альверон из двенадцатого сектора? – Почти одновременно выдохнули Хаш и Сивер. Такого поворота они явно не ожидали. Тихоня Альнара и бабник Дохар!
- Она, - не без гордости подтвердил аррау. - Свадьба запланир-рована на осень будущего года. Вы пр-риглашены р-разумеется.
- За такие новости нужно выпить! – Хаш привычно взял слово. - За прекрасную Альнару, будущую супругу нашего Дохара!


Альнара, старый рисунок. Дохар ниже в записях

запись создана: 02.05.2017 в 13:09

URL
   

Дом Ветров

главная